Путин еще не отказался от оккупации

Американский институт изучения войны (Institute for the Study of War, ISW) в ежедневном режиме ведет информационный мониторинг российского вторжения на территорию Украины. Имея опыт подобного исследования боевых действий в Афганистане и на Ближнем Востоке, ISW дает свои оценки развития ситуации на украинских фронтах, которые зачастую сбываются.

Например, 30 сентября аналитики ISW спрогнозировали освобождение Лимана в течение 72 часов, а 2 октября президент Украины Владимир Зеленский заявил, что город полностью “зачищен”. В середине сентября институт допустил возвращение Херсона в ближайшие несколько недель. Тогда российские пропагандисты высмеяли это заявление. 14 ноября Зеленский выступил в Херсоне с речью перед освобождавшими город украинскими военными.

Аналитик ISW Катерина Степаненко (родилась в Киеве, живет и работает в США)

в интервью корреспонденту Кавказ.Реалии ответила на вопросы о продолжении войны в Украине и роли в ней главы Чечни Рамзана Кадырова, а также о больших потерях среди бойцов из национальных республик.

– ISW достаточно точно спрогнозировал возможное начало этой войны. Какие оценки вы даете сегодня?

– По оценке ISW, президент России Владимир Путин еще не отказался от максималистских целей по оккупации всей Украины и капитуляции правительства в Киеве. Его действия – объявление частичной мобилизации и перестановки в высшем военном командовании указывают, что он не планирует отказываться от войны.

Личный фактор Путина, его видение войны и ее идеологических целей, безусловно, играют роль в исходе. Тем не менее, российская армия продолжит сталкиваться с серьезными проблемами при ведении войны.

– Среди представителей национальных движений из субъектов РФ есть мнение, что война ведется исключительно за счет “нетитульных” народов. В Элисте проходят пикеты против мобилизации калмыков, общественники Кабардино-Балкарии заявили об угрозе генофонду, перед этим в Махачкале и Нальчике прошли митинги с общим посылом – не трогайте наших. Из этого следуют делать выводы?

– Есть некоторые сообщения российских оппозиционных изданий и западных источников, в которых подсчитано: регионы с этническими меньшинствами понесли наибольшее количество потерь [в процентном соотношении к населению] во время войны. Неопровержимо доказать такую оценку сложно, учитывая, что у нас нет точных данных даже об общих подтвержденных потерях.

Власти также рекламируют добровольную службу в этих [северокавказских] регионах гораздо больше, чем в Москве и Санкт-Петербурге. Можно предположить, что Кремль выстроил иерархию социальной важности, исходя из которой с этническими меньшинствами и бойцами “ДНР/ЛНР” чаще обращается как с пушечным мясом. Здесь может быть и другой фактор – национальные республики являются одними из беднейших в стране, и завербовать здесь контрактников легче благодаря финансовому фактору.

Вербовка мужчин из самых бедных регионов позволила Кремлю избежать вызванных массовой гибелью контрактников протестов в Москве и Санкт-Петербурге.

– Почему Рамзан Кадыров стал одним из главных ньюсмейкеров этой войны?

– Изначально Минобороны России изображало эту войну своего рода “лебединым озером”. Официальное освещение было сосредоточенно на ограниченном контенте с небольшим числом кадров непосредственно с передовой. В то время как чиновники Минобороны придерживались такого видения информационного сопровождения войны, Кадыров и близкие к нему силовики, осознавая значимость для спецоперации (так власти России официально называют вторжение на территорию Украины. – Прим. ред.), начали рекламировать свои силы. Именно этот пиар при ограниченном освещении войны Минобороны позволил ему получить такую популярность.

– По поводу роли кадыровцев в этой войне есть противоположные оценки, какой придерживаетесь вы?

– В начале войны кадыровцы в основном вели бои в городах, но неясно, участвовали ли они просто в зачистке или действительно сражались за них. В настоящее время, по словам украинских лиц, они действуют в тылу, чтобы охранять российские силы. Повторюсь – неясно, были ли кадыровцы той штурмовой силой, как об этом заявляет глава Чечни

За прошедшие месяцы кадыровские подразделения принимали “полицейскую” роль и, как сообщается, сейчас действуют к северу от Кременной-Сватово и на левом берегу Херсонской области, где занимаются охраной дезертиров. Кадыровцы также сыграли свою роль в городских боях, таких как Северодонецк и Мариуполь.

– Прошло почти два месяца с начала частичной мобилизации в России. Как она повлияла на ситуацию на фронте?

– Сейчас российские силы усиливают некоторые позиции мобилизованными людьми на востоке и юге Украины. Российские телеграм-каналы часто публикуют видео деморализованных мужчин на линии фронта Кременная – Святово, а некоторые российские оппозиционные издания даже сообщали, что российские силы открыли в Перевальске следственный изолятор для отказавшихся ехать воевать мобилизованных.

Российские силы также перебрасывают мобилизованных в правобережную Херсонскую область и, как сообщается, перебросили еще несколько человек для штурма позиций в районе Бахмута и Павловки. Хотя эти подкрепления помогли укрепить некоторые рубежи, командование поспешно бросает этих людей на штурмовые операции без значительной подготовки или снаряжения. При этом маловероятно, что мобилизованные смогут занять значительную территорию.

– Если представление о российских войсках как о “второй армии мира” являлось мифом, почему Путин начал войну?

– Считаю, что Путин был убежден в мощи своей армии. Ярлык “вторая армия в мире”, скорее всего, относится к миллионам резервистов, поскольку в России существует призывная система, но эти резервисты, как показала мобилизация, зачастую небоеспособны и не заинтересованы в военной службе.

– Как вы оцениваете роль и юридический статус участвующей в этой войне так называемой “ЧВК Вагнера”?

– Российские источники называют “ЧВК Вагнера” ударной силой, действующей на бахмутском направлении. Эти части немного продвинулись в этом районе, но даже Пригожин (предполагаемый владелец “ЧВК Вагнера”, известный как “повар Путина” бизнесмен Евгений Пригожин. – Прим. ред.) признал, что их продвижение составляет от 100 до 200 метров в день. Эти части продвигаются к Бахмуту с июня, что лишь показывает масштаб их продвижения за четыре-пять месяцев.

Пригожин, безусловно, добивается, чтобы “ЧВК Вагнера” стал заметной силой в России, – открыт Вагнер-центр в Санкт-Петербурге, построен фортификационный проект “линия Вагнера” в Белгородской области и сформированы независимые от вооруженных сил “народные ополчения” в Белгородской и Курской областях. Кремль на данный момент не вмешивается, поэтому неясно, нужно ли ему будет позже легализовать “ЧВК Вагнера”.

– Так называемая партия войны окончательно победила в России?

– Провоенная фракция преследует те же максималистские цели, что и Путин. Вероятно, именно поэтому она ему подошла. Некоторые члены “партии войны” все больше недовольны официальными Минобороны и другими военными силами. Хотя они еще напрямую не критиковали Путина, но критикуют вооруженные силы и высокопоставленных командиров, таких как генерал [Александр] Лапин (был снят с должности командующего группировкой российских войск “Центр”, перед этим подвергся критике со стороны Пригожина и Кадырова. – Прим. ред.).

– Какие сценарии продолжения войны наиболее вероятны?

– Я могу говорить только о фиксируемых нами тенденциях. Наиболее вероятным сценарием является то, что российские силы будут продолжать сталкиваться с постоянными проблемами личного состава, логистики и морального духа. Война, вероятно, продолжится до 2023 года, а украинские силы сохранят инициативу по проведению дальнейших контрнаступлений.


  • Институт изучения войны – неправительственная организация, занимающаяся анализом и исследованиями военных конфликтов, вопросов обороны и иностранных дел. ISW выпустил отчеты о войнах в Сирии, Афганистане и Ираке. Основан в 2007 году доктором Кимберли Каган. Карты ISW о российском вторжении в Украину в 2022 году были переизданы Reuters, Financial Times, BBC, The Guardian, New York Times, The Washington Post, и The Independent и другими СМИ.
  • Катерина Степаненко – аналитик по России и Украине в Институте изучения войны. Уроженка Киева, ее научные интересы сосредоточены на изучении последствий российской гибридной и дезинформационной войны для Украины. Изучала вопросы Европы и Евразии в Школе международных отношений Эллиота Университета Джорджа Вашингтона (США).
  • Ранее Институт изучения войны заявлял о расколе российского информационного пространства на два лагеря, вызванном публичной критикой главой Чечни Рамзаном Кадыровым действий Генштаба.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *