Реформы после расстрелов: почему президенту Токаеву рано чувствовать себя победителем

Одну из причин революционной ситуации в Казахстане — раскол в верхах — удалось быстро преодолеть, в том числе и благодаря действиям России. Но две другие — тяжелая социально-экономическая ситуация и растущее влияние исламистских группировок — никуда не делись, считает профессор ВШЭ, главный научный сотрудник МГИМО Андрей Казанцев

Почему в  Казахстане, считавшемся образцовым государством Центральной Азии, произошел настоящий массовый бунт? Не ответив на этот вопрос, нельзя построить и разумный прогноз на будущее.

Мифология жузов

Сейчас в российской медийной среде конкурируют между собой два подхода к объяснению случившегося в Казахстане. Первый из них основан на идее демократизации и вестернизации, трактуемой с точки зрения плюса или минуса в либеральных и консервативных кругах. Либералы воспринимают события сквозь призму идей демократического транзита и права народа на восстание. Консерваторы говорят об инспирированных извне цветных революциях, ведущих к нестабильности и экспансии влияния Запада.

Второй подход сосредоточен на клановой борьбе в Казахстане как на основном факторе событий, порождая при этом новые разновидности теории заговоров. То ли представители «клана Назарбаева», прежде всего в Комитете национальной безопасности (КНБ), организовали протесты, чтобы свергнуть Токаева. То ли, наоборот, все затеял Токаев, чтобы убрать из силовых структур людей Назарбаева. К этому добавляется якобы существующий конфликт жузов (жуз — исторически сложившееся объединение казахов. — Forbes). На самом деле и Нурсултан Назарбаев, и его преемник Касым-Жомарт Токаев принадлежат к одному и тому же Старшему жузу, к которому, по подсчетам известного казахстанского политолога Данияра Ашимбаева, относится половина высокопоставленных чиновников страны. Ну и, наконец, намекают на межэтнический конфликт (и это притом что в городах преобладают русскоязычные, так называемые асфальтовые казахи).

С моей точки зрения, эти распространенные гипотезы представляют собой вариант притчи о слепых и слоне. Один слепой, трогая ногу, говорит, что слон — это столб, другой, взявшись за хобот, приходит к выводу, что слон — это шланг. Не буду тратить время на разбор недостатков предложенных версий, главное, что всем им недостает — это знания матчасти.

Сетевой протест

Каковы же реальные причины и структура январского бунта?

На поверхности очевиден социально-экономический компонент — протесты против повышения цены на газ. В Казахстане есть уже традиция массовых общенациональных выступлений (например, против приватизации земли в пользу китайских собственников в 2016 году) и даже восстаний (в Жанаозене в 2010 году). Другое, не менее заметное явление — временный паралич бюрократии, военных и спецслужб. Очевидной причиной была ситуация двоевластия и транзита, когда представители элиты ориентировались либо на Назарбаева, либо на Токаева и больше думали о карьерных перспективах друг друга, чем о реакции на протесты. Получается классическое марксистское описание революционной ситуации: низы не хотят, а верхи расколоты и не могут жить по-старому.

Однако тот же марксистский анализ предполагает и наличие какого-то субъекта, двигателя революционного процесса. А он в Казахстане оказался очень специфическим. Не было ярких оппозиционных политических лидеров, как на Украине, в Грузии, Армении, Киргизии и даже Белоруссии. Протест оказался яростным и децентрализованным. Ключевую роль в нем, особенно в Алма-Ате, взяли на себя молодежные группы.

 

Андрей Казанцев

Forbes 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.